Вирусы и бактерии VS Организм человека: поле битвы – Земля

Редакционное задание – взять интервью у врача-иммунолога – я получил месяц назад. И месяц мы не могли с ним встретиться. Вот уже подошёл сезон простудных заболеваний. Вот уже каждый пятый вокруг ушёл на больничный (кто – с гриппом, кто – с ОРВИ), а мы с иммунологом всё переносили наши встречи. Иногда – по самым невозможным и смехотворным причинам. Но интервью в итоге всё-таки получилось. Я не фаталист, но, когда случаются такие совпадения, невольно начинаешь верить в Судьбу.

«…Задача пациента, создать благоприятные условия для Судьбы»

Виктор Мефодиевич Черняк, аллерголог-иммунолог с 24-летним стажем, кандидат медицинских наук, родился в 1969 году во Пскове. Учился в Московском медицинском университете им. Сеченова. Специализируется в практике на диагностике и лечении аллергических заболеваний, хронических вирусных инфекций, заболеваний иммунной системы, иммунодефицитов.

Фото к статье Вирусы и бактерии VS Организм человека: поле битвы – Земля

Как выглядел Черняк В. М. я знал, но когда на свадьбе дочери общего знакомого, нас усадили за один стол, я не поверил глазам. «На ловца и зверь бежит», – коротко прокомментировал ситуацию Виктор Мефодиевич. И согласился дать интервью, насколько это было возможно в создавшихся условиях. Но зато разговор получился неформальный и гораздо более откровенный, чем мог бы состояться в кабинете.

Корр: Виктор Мефодиевич, пока здесь пауза, не буду тянуть резину и спрошу сразу: когда иммунология совершит уже такой прорыв, чтобы мы – люди – забыли, наконец, о кашле, насморке, гриппе, респираторных заболеваниях? Ну, надоело ж – каждый сезон одно и то же. Я телевизионные рекламы средств от гриппа и простуд уже наизусть знаю.

Ч. В. М.: Ну, Володя, на этот вопрос точно вам никто не ответит, но приблизительно скажу  – никогда. Нам хоть бы вообще не проиграть эту войну с бактериями и вирусами. Постучу по дереву, но пока чт всё не так плохо, хоть с телевизионных экранов и пугают каждый день. Но это пока и тут зарекаться нельзя.

Корр: Почему? Учёные не справляются?

Ч. В. М.: Учёные справляются и неплохо. Каждый год публикуется такое количество перспективных работ, что за ними просто сложно уследить. Но мой скепсис вызван не возможностями науки, а бесконечным разнообразием природных трансформаций. Непрерывные мутации приводят к появлению микроорганизмов, устойчивых к предыдущим поколениям препаратов. Это известно. Но дело даже не в этом. Выскажу крамольное соображение, но в такой обстановке, пожалуй, можно.

Корр: Пока невесту не вернули.

Ч. В. М.: Да. Так вот если мы берём только борьбу медицины с определёнными болезнетворными микроорганизмами, то в этой локальной борьбе могут быть победители и проигравшие. Но если рассматривать стороны конфликта – и людей и микробов – как часть единой биологической системы, то тут о победе говорить вообще некорректно. Побеждает всегда биологическая система. Точнее, она ни с кем не воюет, а просто эволюционирует. В биологической системе постоянный приоритет одного вида над другим недопустим. Природе нужно соблюсти системную гармонию. То есть, по сути, Природе для существования системы в целом нужно постоянно выравнивать биобаланс.

Корр: И что это значит?

Ч. В. М.: А это значит, во-первых, что всегда будет существовать видовой антагонизм – мы будем находить лекарства, а Природа – способы их обойти. А, во-вторых, это значит, что нам важно не отставать от эволюции – быть актуальной частью экосистемы. И тогда, возможно, есть шанс.

Корр: Иначе мы вымрем, как мамонты?

Ч. В. М.: Ну, насколько я знаю, мамонты не сами вымерли, а были истреблены. То есть, тут сработал не число биологический механизм. Но, в общем, – да – чтобы не последовать за мамонтами. Хотя, как известно из биологии, рано или поздно вымирают все.

Корр: Так. И что делать?

Ч. В. М.: Чтобы вид сохранить или чтобы каждый человек с крепким иммунитетом был готов к новым испытаниям?

Корр: Ну, не знаю. Давайте сначала лечить себя и укреплять свой иммунитет. Человечество подождёт.

Ч. В. М.: Хорошо. Тогда, если докручивать предыдущую мысль на уровне идеи, то основой такой синхронной эволюции должен стать природный фактор.

«Зачем вы это пьёте? Вы же доктор!»

Здесь в нашем разговоре с доктором произошёл вынужденный перерыв, связанный с празднованием. Но, когда закончилась очередная смена блюд, нам всё-таки удалось вернуться к прерванному интервью.

Корр: Виктор Мефодиевич, вы говорили о природном факторе.

Ч. В. М.: Да. Идея в том, что революционное вмешательство в процессы тоже важно и неизбежно, когда речь идёт о жизни и смерти человека. Когда человек уже заразился, когда болезнь уже начала прогрессировать, то тут не до идей – надо идти к врачу и применять всё, что есть в арсенале у современной медицины. Но если вы хотите на системном уровне противостоять потенциальному инфицированию –  профилактическими мерами обезопасить себя – то здесь вам нужно использовать не искусственные средства, а то, что предлагает сама биосистема.

Корр: Вы говорите о растениях?

Ч. В. М.: В том числе и о растениях, об экстрактах, о грибах, о животных жирах, – о природных элементах вообще. Точнее, о том, что эволюционирует синхронно с системой и является её частью.

Корр: Подождите. А что вы перед началом застолья выпили? Это ж что-то целебно- профилактическое?  

Ч. В. М.: Ну, такого термина не существует. Но, по сути, вы правы. Смотрите – у меня с собой постоянно флакон препарата «Immunity». Название вам вряд ли о чём-то скажет –  он не рекламируется по телевизору. Но в нём прополис, пчелиная перга, шиповник, китайский гриб, облепиха, водоросли, земляника, барсучий жир… и много другого. Половина их этих элементов веками использовалась нашими предками для восстановления защитных функций организма. Другая половина и сейчас и сейчас применяется в фармакологии на равных с синтетическими веществами.  

Корр: То есть, это не революционное средство, которое скрывают от нас врачи?

Ч. В. М.: Нет. Это не тайное, не революционное и даже не дорогое средство. Но, чтобы дать своему организму запас прочности, более чем достойное и с грамотным подбором компонентов.

Корр: Ну, это всё-таки наших читателей, думаю, не удовлетворит. Хотелось бы чего-то… Такого… Должны же быть какие-то прорывы?

Ч. В. М.: Прорывы должны быть и будут. Ещё не раз будут серьёзные победы, сопоставимые по значимости, например, с вакцинированием. Это ведь тоже был в своё время настоящий прорыв! В вопросе иммунотерапии злокачественного роста медицина и сейчас не стоит на месте. Расшифровка механизмов клеточных и гуморальных иммунных реакций, и связанное с этим выявление медиаторов создали целое направление в клинике опухолей. Так что и теоретическая, и прикладная наука нас ещё удивят. Только, конечно, ждать этого удивления лучше, оставаясь здоровыми.

Респондент: Виктор Мефодиевич Черняк

Все события и герои рубрики "Интервью с доктором. Откровенно о здоровье" вымышлены. Любые совпадения с реальными личностями случайны.

Наверх